Преп. Сергий / К началу

[Закон Христов] [Церковь] [Россия] [Финляндия] [Голубинский] [ Афанасьев] [Академия] [Библиотека]

Как 25 декабря cтало Рождеством

Эндрю Макгоуэн

25 декабря христиане всего мира будут собираться, чтобы праздновать рождение Иисуса. Радостные колядки, специальные литургии, ярко упакованные подарки, праздничная пища - все это характерные особенности этого праздника, по крайней мере в северном полушарии. Но как праздновали Рождество в древности? Как 25 декабря стали ассоциироваться с днем рождения Иисуса?

Библия предлагает несколько подсказок, но празднование рождества Иисуса не упоминается в Евангелиях или Деяниях; дата не указана, как и время года. Библейский рассказ о пастухах, пасших стада ночью, когда они слышат весть о рождении Иисуса (Лк 2:8) может указывать на весенний сезон окота, а в холодном декабре месяце овец вполне можно было бы держать в загоне . И все же большинство считает, что с выводами на основе деталей описания нужно быть осторожным, когда фокус повествования богословский, а не календарный. 

Внебиблейские свидетельства первого и второго века в равной мере вторичны: в трудах ранних христианских писателей, как Ириней (ок. 130-200) и Тертуллиан (ок. 160-225) не существует никаких упоминаний о праздновании рождения. Ориген из Александрии (ок. 165-264) идет так далеко, что высмеивает римские празднования дней рождения, отвергая их как "языческие" практики - сильный довод за то, что рождение Иисуса не праздновали в это время и в этом месте.1 Насколько мы можем судить, Рождество здесь совсем не праздновали.

Это находится в резком контрасте с очень ранней традицией, связанной с последними днями Иисуса. Каждое из четырех Евангелий содержит подробную информацию о времени смерти Иисуса. Согласно Иоанну, Иисус распятый как пасхальный агнец приносится в жертву. Это произошло в 14-й день еврейского месяца нисана прямо перед  еврейским празднованием захода солнца (считающимся началом 15-й дня, потому что в еврейском календаре дни начинаются на закате). В Евангелии от Матфея, Марка и Луки, однако, Тайная Вечеря происходит после захода солнца,  т.е. в начале 15-го дня. Иисус распят на следующее утро, 15-го.a

Христианская Пасха, установившаяся гораздо раньше, чем Рождество, была просто постепенным христианским переосмыслением иудейской Пасхи с точки зрения Страстей Иисуса. Ее соблюдение, возможно, даже подразумевается в Новом Завете (1 Коринфянам 5:7-8: "Наш пасхальный Агнец, Христос был заклан. Посему станем праздновать..."); это, безусловно, особый христианский праздник в середине второго века н.э., когда в апокрифическом тексте, известном как Послание апостолов, Иисус заповедает своим ученикам  "праздновать [его] смерть, то есть пасху".

Служение Иисуса, чудотворения, страсти и Воскресение представляли наибольший интерес для христианских писателей первого и начала второго столетия н.э. Но с течением времени возрастает интерес к происхождению Иисуса. Мы начинаем видеть этот сдвиг уже в Новом Завете. Ранние писания - Павла и Марка  - ничего не говорится о рождении Иисуса. Евангелия от Матфея и Луки дают хорошо известные, хотя и совершенно различные описания событий, но не определяют дату. Во втором веке нашей эры подробная информация о рождении  и детстве Иисуса связана с апокрифическими писаниями, такими, как Евангелие детства от Фомы и прото-Евангелие Иакова.B Эти документы говорят обо всем, - от имен предков Иисуса до подробностей его образования, - но не о дате его рождения.

Наконец, примерно в 200 г. н.э., христианский учитель в Египте делает ссылку на дату рождения Иисуса. Согласно Клименту Александрийскому, несколько различных дат были предложены разными христианскими группами. Как ни удивительно, Климент совсем не упоминает 25 декабря. Климент пишет: "Есть люди, которыми определяется не только год рождения нашего Господа, но и день, и они говорят, что это произошло в 28-й год Августа, в 25-й день [египетского месяца] пахона [20 мая в нашем календаре] ... и принятие Им Страстей, с очень большой точностью, как некоторые говорят, произошло в 16 году Тиберия, 25 фаменота [21 марта]; а другие - 25 фармути [21 апреля], и еще говорят, что 19 фармути [15 апреля] Спаситель пострадал. Кроме того, другие говорят, что он родился 24 или 25 фармути [20 или 21 апреля]. "2

Очевидно, в конце второго века была и большая неопределенность, и значительный интерес к датировке рождении Иисуса. В четвертом веке, однако, мы находим ссылки на две даты, которые получили широкое признание и в настоящее время также отмечается, как рождение Иисуса Христа: 25 декабря в Западной Римской империи и 6 января на Востоке (особенно в Египте и в Малой Азии). В современной армянской церкви продолжают праздновать Рождество 6 января, но для большинства христиан 25 декабря  превалирует, а 6 января в конечном итоге стал известен как  праздник Богоявления, в память прибытия волхвов в Вифлееме (в западной традиции - А.П.). 12-дневный период между праздниками позднее стал называться святки.

Самое раннее упоминание 25 декабря как дня рождения Иисуса имеется в  римском хронографе середины четвертого века, который содержит список дат смерти различных христианских епископов и мучеников. Первая дата в списке, 25 декабря: natus Christus in Betleem Judeae: "Христос родился в Вифлееме Иудейском".3 Около 400 н.э. блаж. Августин  Иппонский упоминает о местной раскольнической христианской группе, донатистах, которые, празднуют  рождественские праздники 25 декабря, но отказываются праздновать Богоявление 6 января, рассматривая его как новшество. Поскольку донатисты появились только во время гонений при Диоклетиане в 312 н.э. а затем упорно придерживались практики этого времени, они, видимо, представляют старейшую северо-африканскую христианскую традицию.

На Востоке, 6 января было вначале не связано только с волхвами, а со всей рождественской историей.

Так, почти 300 лет спустя после рождения Иисуса, мы, наконец, находим людей, празднующих Его рождение в середине зимы. Но как они остановились на датах 25 декабря и 6 января?

Существуют две теории: одна чрезвычайно популярна, другая менее известна за пределами научных кругов (хотя и гораздо более древняя).4

Наиболее известна теория о происхождении дату Рождества путем заимствования от языческих праздников. Римляне праздновали Сатурналии  середины зимы в конце декабря; варварские народы Северной и Западной Европы праздновали аналогичные праздники в это время. В довершение всего, в 274 г. н.э., римский император Аврелиан учредил празднование рождения Sol Invictus (непобедимого солнца) 25 декабря. Рождество, по этой теории, на самом деле является следствием этих языческих солнечных праздников. Согласно этой теории, ранние христиане намеренно выбрали эти даты ради распространения христианства в римском мире: если Рождество похоже на языческий праздник, больше язычников будут открыты и к празднику Рождества и к Богу, чье рождение празднуется.

Несмотря на свою популярность сегодня, у этой теории происхождения Рождества есть свои проблемы. С одной стороны, ее не найти в  древней христианской письменности. Христианские авторы того времени отмечают связь между солнцестоянием и рождением Иисуса Христа: отец Церкви Амвросий (ок. 339-397), например, описал Христа как Солнце правды, затмившее падших богов старого порядка. Но у ранних христианских писателей нет и намека на конструирование календаря; они явно не думаю, что дата была выбрана церковью. Скорее они видят совпадение как судьбоносный знак, как природное доказательство, что Бог избрал Иисуса на посрамление ложным языческим богам.

Не ранее XII-го века, мы находим первое предположение, что празднование рождения Иисуса была намеренно назначено на время языческих праздников. Заметка на полях рукописи сочинений сирийского библейского комментаторав Дионисия Бар-Салиби утверждает, что в древние времена праздник Рождества перенесен с 6 января на 25 декабря, с тем чтобы он попал на ту же дату,  что и языческий праздник Sol Invictus.5 В 18 и 19 веках, библеисты, увлекавшиеся сравнительным религиоведением, подхватили эту идею.6 Они утверждали, что, поскольку ранние христиане не знали, когда родился Иисус, они просто ассимилировали языческий праздник солнцестояния в своих собственных целях, утверждая, что это время рождения Мессии и отмечая его соответствующим образом.

Более поздние исследования показали, что многие современные атрибуты праздника, отражающие языческие обычаи, заимствованы гораздо позже, когда христианство распространилось в северной и западной Европе. Рождественская елка, к примеру, была связана с позднесредневековой практикой друидов. Именно это поощряет предположения современной  публики, что дата тоже должна быть языческой.

Однако, многие ученые признают проблематичность этой популярной теории. Самое главное, первое упоминание о дате Рождества (ок. 200) и известных нам ранних празднованиях (ок. 250-300) относятся к периоду, когда христиане не делали таких сильных, очевидных заимствований из языческих традиций.

Конечно, христианская вера и практика не формировалась в условиях изоляции. Многие ранние элементы христианского культа, включая евхаристические трапезы, трапезы в честь мучеников и многое в раннехристианской погребальной живописи было вполне понятно языческим наблюдателем. Тем не менее, в первые несколько веков н.э., преследуемое христианское меньшинство стремилось дистанцироваться от больших, общественных языческих религиозных обрядов, таких, как жертвы, игры и праздники. Так было еще во время насильственных гонений на христиан римского императора Диоклетиана между 303 и 312 гг. н.э.

Это изменилось только после того, как Константин принял христианство. Начиная с середины четвертого века, мы находим, что христиане сознательно адаптируют и христианизируют языческие праздники. Известным сторонником такой практики был папа Григорий Великий, который в письме, написанном в 601 н.э. к христианской миссиии в Британии, рекомендовал, чтобы местные языческие храмы  были не уничтожены, а преобразованы в церкви, а языческие праздники отмечались как праздники христианских мучеников. Именно ради этого Рождество могло приобрести некоторые языческие атрибуты. Но мы не располагаем свидетельствами христианского принятия языческих праздников в третьем веке, когда была установлена дата Рождества. Таким образом представляется маловероятным, что дата была выбрана просто в связи с языческими солнечными праздниками..

Праздник 25 декабря, по-видимому, существовал до 312 г. - до Константина и его обращения, по крайней мере. Как мы видели, донатисты в Северной Африке, вероятно, знали его до этого времени. Кроме того, в середине-конце четвертого века, церковные лидеры в восточной империи  не вводят празднование рождения Иисуса, но добавляют декабрьскую дату к их традиционныму празднику 6 января.7

Существует и другой способ, чтобы объяснить происхождение празднования Рождества Христово 25 декабря: как ни странно это может показаться, ключ к датировке рождении Иисуса может лежать в датировке смерти Иисуса на Пасху. Эта точка зрения была впервые предложена современному миру французским ученым Луи Дюшеном в начале 20 века и полностью разработана позднее американцем Томасом Талли.8 Но они, конечно, не первые отметили связь между традиционной датой смерти Иисуса и его рождением.

Около 200 г. н.э. Тертуллиан Карфагенский сообщили о расчете, что 14-го нисана (день распятия согласно Евангелию от Иоанна) в год смерти ИисусаC соответствует 25 марта в Римском (солнечного) календаря.9 Дата 25 марта, отстоящая на девять месяцев от 25 декабря позднее было признана  праздником Благовещения- сообщения о зачатии Иисуса.10 Таким образом, верили, что Иисус был зачат и распят в один и тот же день года. Ровно девять месяцев спустя, родился Иисус, 25 декабря.D

Эта идея содержится в анонимном христианском трактате под названием О солнцестоянии и равноденствии, который появился в четвертом веке в Северной Африке. В трактате говорится: "Поэтому наш Господь был зачат в восьмую календу апреля в марте месяце [Март 25], это день и страстей Господа и его зачатия. В этот день он был зачат, в тот же он страдал ".11 Основываясь на этом, трактат датирует рождение Иисуса временем зимнего солнцестояния.

Августин тоже был знакома с этой ассоциацией. В трактате О Троице (ок. 399-419) он пишет: "Ибо Он [Иисус], как полагают, был зачат 25 марта, в этот день он также и страдал; чрево Девы, в котором он был зачат так, как никто из смертных, соответствует новой могиле, в которой он был похоронен, и в которой никто не был положен, ни до него, ни после. Но он родился, по преданию, 25 декабря ".12

На Востоке тоже даты зачатия и смерти Иисуса были связаны. Но вместо 14-го нисана еврейского календаря, восточные использовали 14 числа первого месяца весны (Artemisios) в своем местном греческом календаре (6 апреля у нас). Ровно через девять месяцев после 6 апреля, конечно же,  6 января - восточная дата Рождества. На Востоке тоже, - у нас есть доказательства, - апрель была связан с зачатием Иисуса и Его распятием. Епископ Епифаний Кипрский пишет, что 6 апреля, "Агнец был заперт в безупречной утробе Пресвятой Богородицы, Он - тот, кто взял на Себя в вечную жертву грехи мира".13 Даже сегодня, армянская церковь празднует Благовещение в начале апреля (7-го, а не 6-го) и Рождества 6 января.E

Таким образом, христиане в двух частях мира вычисляли рождение Иисуса на том основании, что его смерть и зачатие состоялись в один день (25 марта и 6 апреля) и, получали два близких, но различных результата (25 декабря и 6 января).

Связывание зачатия и смерти Иисуса, несомненно, кажется странным для современного читателя, но оно отражает древнее и средневековое целостное понимание всей истории спасения. Одно из наиболее острых проявлений этой веры можно найти в христианском искусстве. В многочисленных картинах Благовещения Ангела Марии - момента зачатия Иисуса - младенца Иисуса изображали плывущим вниз с неба или с небольшой крестом; визуально напоминая о том, что зачатие приносит обещание спасения через смерть Иисуса.

О том, что творение и спасение должно происходить в то же время года также отражено в древней еврейской традиции, записанной в Талмуде. Вавилонский Талмуд содержит спор между двумя раввинами начала второго века н.э., которые разделяют эту точку зрения, но не согласны в дате: рабби Элиэзер говорится: "В Нисан был сотворен мир, в Нисан родились патриархи; родился на Пасху Исаак ... и в Нисан они [наши предки] будут искуплены в будущем" (другой раввин, Иошуа, датирует эти же события следующим месяцем Тишри.)14 Таким образом, дата Рождества Христова и Богоявления вполне могли быть результатом христианских богословских размышлений о такой хронологии: Иисус был зачат в тот же день, что и умер, и родился через девять месяцев.15

В конце концов мы остались с вопросом: как 25 декабря стал Рождеством? Мы не можем быть полностью уверены. Элементы празднования, развившиеся с четвертого века до нашего времени, могли быть восприняты от языческих традиций. Тем не менее, фактическая дата действительно могла быть получена скорее не от язычества, а из иудаизма, от даты смерти Иисуса на Пасху, и из раввинского утверждения о том, что многое можно было бы ожидать, снова и снова, в то же время года. Вместе с тем, в этом понимании цикличности и возвращения Божьего искупления, мы, возможно, также касаемся того, что римские язычники праздновали, как Sol Invictus, и многие другие народы тоже, в меру их понимания.16

Примечания
1. Origen, Homily on Leviticus 8.
2. Clement, Stromateis 1.21.145. In addition, Christians in Clement’s native Egypt seem to have known a commemoration of Jesus’ baptism—sometimes understood as the moment of his divine choice, and hence as an alternate “incarnation” story—on the same date (Stromateis 1.21.146). See further on this point Thomas J. Talley, Origins of the Liturgical Year, 2nd ed. (Collegeville, MN: Liturgical Press, 1991), pp. 118–120, drawing on Roland H. Bainton, “Basilidian Chronology and New Testament Interpretation,” Journal of Biblical Literature 42 (1923), pp. 81–134; and now especially Gabriele Winkler, “The Appearance of the Light at the Baptism of Jesus and the Origins of the Feast of the Epiphany,” in Maxwell Johnson, ed., Between Memory and Hope: Readings on the Liturgical Year (Collegeville, MN: Liturgical Press, 2000), pp. 291–347.
3. The Philocalian Calendar.
4. Scholars of liturgical history in the English-speaking world are particularly skeptical of the “solstice” connection; see Susan K. Roll, “The Origins of Christmas: The State of the Question,” in Between Memory and Hope: Readings on the Liturgical Year (Collegeville, MN: Liturgical Press, 2000), pp. 273–290, especially pp. 289–290.
5. A gloss on a manuscript of Dionysius Bar Salibi, d. 1171; see Talley, Origins, pp. 101–102.
6. Prominent among these was Paul Ernst Jablonski; on the history of scholarship see especially Roll, “The Origins of Christmas,” pp. 277–283.
7. For example, Gregory of Nazianzen, Oratio 38; John Chrysostom, In Diem Natalem.
8. Louis Duchesne, Origines du culte Chrétien, 5th ed. (Paris: Thorin et Fontemoing, 1925), pp. 275–279; and Talley, Origins.
9. Tertullian, Adversus Iudaeos 8.
10. There are other relevant texts for this element of argument, including Hippolytus and the (pseudo-Cyprianic) De pascha computus; see Talley, Origins, pp. 86, 90–91.
11. De solstitia et aequinoctia conceptionis et nativitatis domini nostri iesu christi et iohannis baptistae.
12. Augustine, Sermon 202.
13. Epiphanius is quoted in Talley, Origins, p. 98.
14. b. Rosh Hashanah 10b–11a.
15. Talley, Origins, pp. 81–82.
16. On the two theories as false alternatives, see Roll, “Origins of Christmas.”
a. See Jonathan Klawans, “Was Jesus’ Last Supper a Seder?” BR 17:05.
b. See the following BR articles: David R. Cartlidge, “The Christian Apocrypha: Preserved in Art,” BR 13:03; Ronald F. Hock, “The Favored One,” BR 17:03; and Charles W. Hedrick, “The 34 Gospels,” BR 18:03.
c. For more on dating the year of Jesus’ birth, see Leonara Neville, “Fixing the Millennium,&rd; AO 03:01.
d. The ancients were familiar with the 9-month gestation period based on the observance of women’s menstrual cycles, pregnancies and miscarriages.
e. In the West (and eventually everywhere), the Easter celebration was later shifted from the actual day to the following Sunday. The insistence of the eastern Christians in keeping Easter on the actual 14th day caused a major debate within the church, with the easterners sometimes referred to as the Quartodecimans, or “Fourteenthers.”

Эндрю Макгоуэн, президент Тринити-колледжа  в Университете Мельбурна, Австралия, автор работ о раннем христианстве: Бог в ранне-христианской мысли (Brill, 2009) и Аскетическая Евхаристия: Пища и питие в ранне-христианской ритуальной трапезе (Оксфорд, 1999).

http://www.bib-arch.org/e-features/christmas.asp

© д. Андрей Платонов, перевод. 2010.
Rambler's Top100
Прокат авто сочи
Для учета в бизнесе по сдаче в прокат различных объектов (авто, велосипеды
sochi.car-reta.ru