Преп. Сергий / К началу

[Закон Христов] [Церковь] [Россия] [Финляндия] [Голубинский] [ Афанасьев] [Академия] [Библиотека]

Карта сайта

о. ВСЕВОЛОД ШПИЛЛЕР

80/ Неделя св. Григория Паламы

25.03.73.

Церковь Православная особо чтит память святого Григория Паламы. Кроме своего дня памяти (мы его называем именинами, днём Ангела), Церковь ещё назначила праздновать ежегодно память святого Григория Паламы во второе воскресенье Великого Поста, потому что таким глубоким, важным было его учение.

Вокруг этого учения было много разногласий, братья и сестры. И собирались целые соборы - и не один, и не два, и не три - чтобы решить, что это за учение. Может быть, в нём есть какая-то ошибка? Несколько соборов собиралось и решили, что учение святого Григория Паламы чисто православное, необычайно глубокое и важное для духовной жизни христиан. Поэтому решения этих соборов имеют значение решений Вселенских Соборов для всей Вселенской Церкви.

Но до последнего времени это учение христиане мало знали. И только в самое последнее время, в наши с вами дни, оно, наконец, стало широко известно в христианском мире, благодаря трудам греческих, а ещё гораздо больше наших русских современных православных богословов.

Над учением святого Григория Паламы очень много трудился и дал первую очень интересную о нём работу теперешний архиепископ (а тогда он был простым афонским монахом) Брюссельский Василий (Кривошеий), который у нас всегда служит, когда приезжает в Москву. Потом очень известный русский богослов, который тоже жил за границей, архимандрит Киприан (Керн). Кроме того, этим учением был занят замечательный русский богослов (мирянин) Владимир Лосский. Только что Московская Патриархия опубликовала его статьи в 8-м номере Богословских Трудов. Наконец, самая большая, получившая очень широкое распространение в христианском мире работа принадлежит отцу протоиерею Иоанну Мейендорфу, который, кстати, скоро к нам сюда приедет. Он живёт и богословствует в Нью-Йорке - в Православном Богословском Институте. Отец Иоанн Мейендорф нашел в Парижской Национальной библиотеке никогда не публиковавшийся греческий подлинник трудов святого Григория Паламы, перевёл их на европейские языки, опубликовал, и они стали известны всему христианскому миру. И вот именно память святого Григория Паламы чтит Церковь сегодня. Память эта была свята в веках, а знали об его трудах, об его учении так мало...

Кто же такой был святой Григорий Палама, и в чём заключаются основные, главные мысли его учения, так высоко оценённого Православной Церковью, как нужнейшего для духовной жизни?

Святой Григорий жил в XIV веке, происходил из очень знатного византийского рода, близкого к императорскому дому. И несмотря на то, что он мог иметь большую светскую карьеру при дворе императора, он смолоду стремился к монашеской жизни и ушёл на Святую Гору Афон, где присоединился к монахам-исихастам.

Исихия - это греческое слово, которое обозначает молчание, покой. Особое молчание, особенный покой, особый мир - мир в Боге. Это были монахи, которые жили особенно строгой христианской духовной жизнью и подвизались особенным подвигом - деланием так называемой Иисусовой молитвы. Она очень коротка и состоит всего из нескольких слов: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного». Они подвизались, молясь этой простой молитвой так, что внутреннее их состояние совершенно особенным образом выражалось даже внешне. Молитву Иисусову они творили, соединяя с особым положением тела, особыми поклонами, особенным ритмическим дыханием. Сейчас интересоваться этим модно. Были йоги на Востоке, в Индии, люди, которые некоторым особенным образом дышали, когда молились. А у нас в Православии была своя духовная жизнь. И на Афоне знали гораздо больше, чем там, о том, что внешний образ молитвы может соответствовать особенному внутреннему состоянию души, когда молитва будет сочетаться с известными правилами дыхания и положения тела. Кстати, только что один замечательный русский молодой ученый опубликовал в московском журнале «Вопросы литературы» работу, в которой он рассказывает об Иисусовой молитве. Такой особенной молитвой молились исихасты, к которым присоединился Григорий Палама. А те, кто так молятся, ведя особый образ жизни, достигают высочайшей степени духовности, высочайшей меры облагодатствования. Сила Духа Святого их меняет даже внешне. Вот вы видите, братья и сестры, на наших иконах вокруг ликов святых нимбы, свет. Это не какой-то символ чего-то не существовавшего никогда и не существующего. Действительно, около таких людей, вокруг их лица, вокруг головы, вокруг даже всего тела появляется особый свет, так как они силою этой молитвы сообщаясь с Божественною Силою, уже пребывают внутренне в Духе Святом, в этом Нетварном Свете, который был явлен на Фаворской Горе во время Преображения Господа Иисуса Христа. Это так странно и так чудесно, так невероятно!.. Против того, что на путях такой молитвенной жизни можно достичь совершенства и такой меры Богообщения, и восстали тогда очень многие люди. Потому-то и собирались Соборы, решая: «Верно ли это учение или неверно?» И утвердили учение Григория Паламы, выступившего в защиту учения исихастов. Утвердили и признали его глубоко православным, поразительным учением, главный смысл которого, братья и сестры, заключается вот в чём.

Григорий Палама учил, что сущность Бога недоступна, и ничего знать о ней мы не можем, и никакого общения с Богом в Его сущности у человека - творения быть не может - настолько творение ничтожно по сравнению с Богом, сотворившим вся. Но Бог обращен к миру, к человеку особыми силами - Своими энергиями. В этих энергиях - Сам Бог, в этой Силе Божией - присутствие Божие реально, действительно. Человек - учил св. Григорий Палама - создан как раз для того, чтобы эти Силы получить, принять. И этою принимаемою Божественною силою войти в общение с Самим Богом, так, что всё его человеческое естество будет преображено, подобно тому, как было преображено естество Христа на Фаворской Горе в час Его Преображения. И цель человеческой жизни как раз и заключается в таком преображении человеческого естества, человеческой природы, в обожении.

Какая высокая цель, это кажется недосягаемым! Такой святости достичь, кажется, невозможно. Именно потому, повторяю, восставали против этого учения. Однако, оно было принято Церковью, которая его утвердила и сочла за глубочайшее учение основанное на древних Святых Отцах, так как Григорий Палама не от себя учил, а на основании древнеотеческого учения о человеке и о Боге. Но к этому учению он прибавил свой собственный опыт, и жизнью своей явил истину этого учения.

Здесь сейчас я не могу вам рассказать о его совершенно чудесном житии, в котором была явлена эта сила общения его самого с Богом. Он действительно показывал собственным своим подвигом, какой высоты может достичь человек, духовно совершенствуясь.

Каждый год в это воскресенье, празднуя память Григория Паламы, мы напоминаем о его учении, которое теперь раскрыто, главным образом, нашими русскими богословами с особенной ясностью, чёткостью, подробностью. Мы не можем не удивляться высоте тех последних целей христианской жизни, которые ставили пред собой такие христиане. Мы не можем не сознавать, что как бы мы ни подвизались в нашей христианской жизни, мы таких высоких целей не только не достигали, но даже перед собой их не ставили. Мы с вами очень малого хотим! А Христос от каждого из нас, от всех нас хочет гораздо большего. Чего мы с вами хотим? Ну, хотя бы не грешить уж очень большими грехами. Ну, не слишком злиться, не слишком осуждать друг друга, не слишком плохо, не слишком грязно жить. Это тоже неплохо... Но как всего этого мало по сравнению с тем, какие цели перед собой ставили, какого духовного совершенства искали такие христиане, как святой Григорий Палама!

Что ж, и не осталось среди нас таких людей, каким был св. Григорий Палама, таких людей, каких он защищал своим учением - исихастов? Не осталось таких подвижников, которые идут тесным путем такой молитвы, подвигов и достигают такого совершенства? Слава Богу они есть, братья и сестры! Были, есть, и всегда будут в христианском мире, в христианской Церкви! Помните, Христос говорил: «Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся! Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится!» (Лк. 12,49-50). Есть такие люди, которые знают не только головой, но и сердцем своим об этом томлении Христа, и принимают подвигом своей жизни, каким подвизался Григорий Палама и исихасты, огонь нисходящий, Христом низводимый на землю, принимают в свои души, в свои сердца, в своё естество. И он в них разгорается, ярким пламенем горит. В этой особенной молитвенной жизни такие люди, в которых реализуется, осуществляется максимальное приближение и общение с Богом, вхождение в Силу Божию, эти люди, живущие такою созерцательною жизнью, узнают очень много о Боге, о самих себе и обо всех нас. Им-то и даётся дар провидения, прозорливости, потому что они ведь хотят только одного -жить в воле Божией. И не только сами, но чтобы и около них хоть немножечко больше люди бы понимали волю Божию и жили в ней. И через них воля Божия часто и открывается тем из нас, кто хочет по ней жить. Через них эта Воля всегда может быть открыта, так как они есть, существуют такие люди.

И сейчас, вспоминая о святом Григории Паламе, отдавая ему наше почитание, наши молитвы, не будем забывать о том, что среди нас, среди шумного ли города, в горах ли, в лесах ли, в долинах ли, в деревнях ли живут такие люди. Помните, как об этом говорит апостол Павел: «Те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли» (Евр.11,38). Они выше по своим духовным совершенствам всего, что в этом мире может быть! Они есть, и их молитвами существуем и мы с вами, братья и сестры, и будем существовать. И хоть как-нибудь, а будем жить по воле Божией, которая через них для нас открывается. Потому что это о них сказано, и эта истина непреложна, что они суть соль земли (Мф. 5,13). Аминь.

81/

Григорий Палама.

Неделя о Фаворском свете

30.03.75

Прошлое воскресенье - неделя Торжества Православия - было посвящено утверждению иконопочитания святой Церковью. И конечно, вспоминалось это утверждение иконопочитания не как историческое событие, а как событие, имеющее совершенно исключительный смысл - вероучительный или догматический, имеющий колоссальное значение в нашей духовной жизни каждого дня, каждого часа. Когда отцы решали вопрос, можно ли чтить иконы, можно ли их творить, писать, потом - почитать, то перед ними стоял основной вопрос: изобразим ли Бог? Ведь Бога никто никогда нигде не видел и видеть не может! Как же Он может быть изобразим? И на этот вопрос Церковь ответила положительно: изобразим, потому что совершилось Боговоплощение в лице Господа Иисуса Христа, в Котором естество Божеское и человеческое соединились и, изображая Его таким, каким Его видели люди на земле, мы изображаем не только человеческое в Нём, но и Божеское, ибо эти две природы в Нём были неразделимы, едины. Боговоплощение было возможно (это слово, конечно, употребляем условно, потому что для Бога - всё возможно), благодаря сообразности человека Богу. Тайна Боговоплощения соединена с тайной создания, творения человека по образу Божию, который дан каждому человеку и составляет ядро, сущность, природу человеческую. Образ Божий вписан рукою Творца в человеческое естество. И вот он оказался изобразимым после Боговоплощения, когда Господь в лице Иисуса Христа соединил Божеское естество с человеческим.

Церковь напоминает нам об этом в первое воскресенье Великого Поста. После того, как мы провели первую неделю поста в печали, в постоянном созерцании своих грехов, своей скверны, Церковь нам напоминает, что человек не только грешен, что основа нашего естества - сообразность Богу. Образ Божий на путях покаяния, на которые мы вступили в Великом Посте, должен быть в нас раскрыт во всей своей красоте, должен стать действенным.

Второе воскресенье Великого Поста, сегодняшнее, Церковь посвящает памяти святого Григория Паламы. У него есть свой день в Церковном году, однако, и второй раз празднует Церковь (всегда во второе воскресенье Великого Поста) память святого Григория Паламы. Почему? Григорий Палама оставил нам принятое Православной Церковью учение о том, как раскрывается образ Божий в человеке. Григорий Палама говорит прямо: «Человек - причастник Божества». Вы все - причастники Божества. Вот что такое образ Божий, который в нас раскрывается на путях покаяния, и делает нас причастниками Божественной жизни.

Учение Григория Паламы, братья и сестры, шесть веков тому назад оставленное нам, называется исихазмом. Это греческое слово, которое происходит от другого греческого слова «исихия». Это - безмолвие, молчание. Какое? Особое безмолвие и особый покой, в котором творится верующим христианином особая молитва - молитва Иисусова. И если она как следует в этом молчании творится, то она преображает всю духовную жизнь человека - и душу, и сердце. Это учение об особом образе молитвы, об особом молчании, безмолвии, исихии было распространено особенно на Афонской святой горе в XIV в. Но не только среди монахов нашло оно своё признание и широкое распространение. В те времена христиане разного положения в обществе - вплоть до царедворцев византийского двора исповедовали это учение на практике. Григорий Палама был архиепископом Солунским, Фессалоникийским (а гора Афонская была подчинена патриарху Константинопольскому и вблизи лежащим Салоникам). Это учение получило тогда очень широкое распространение потому, что люди своим духовным опытом убедились, какую силу имеет Иисусова молитва, выражающая постоянное покаянное состояние. Григорий Палама учил, что Бог в мире пребывает своими энергиями. И тот, кто молится этой Иисусовой молитвой из глубины особого духовного безмолвия, тот оказывается под действием этих Божественных энергий, которые соединяют человека с Богом и делают его причастником Божества. Вот какие результаты даёт молитвенный подвиг, которым подвизаются христиане по учению святого Григория Паламы.

Человек, который живёт таким образом, достигает совершенно непредставимых высот духовной жизни, в нём раскрывается сообразность Богу и осуществляется эта причастность Божеству так, что он даже телесно весь преображается. Он оказывается достойным принять осияние тем самым Светом, который явил на Фаворской горе Господь Иисус Христос, тем Нетварным Светом, которым осияваются святые.

Братья и сестры! Не так давно, не так далеко от нас подвизались такие люди, которые оказывались достойными быть осиянными этим Светом - Серафим Саровский... Он даже показал этот Свет своему ученику, послушнику Мотовилову. Это тот Свет, который мы изображаем на иконах вокруг ликов святых.

Всю жизнь человека преображает энергия Божия, благодать Божественная. И это возможно, потому что сущность человеческого естества есть образ Божий. Об этом напоминает нам Церковь в первое воскресение Великого Поста и во второе, сегодня. Напоминает нам о том, что путь покаяния в основе своей имеет веру в Бога и веру в человека! Такую веру, какой никто, кроме христианина, в человека верить не может, не верит... В человеке такое добро, о котором никто, кроме христианина, даже представления иметь не может.

Вот - основа нашего покаяния. Вот - цель, к которой мы должны стремиться на покаянном пути, пути веры в Бога и в человека. Церковь свидетельствует и напоминает нам всем в эти два воскресения о нашей Богопричастности и славе. Аминь.

82/

Григорий Палама

22.03.81.

<...> «Аще (если) не отпустите грехи человекам, и Отец ваш Небесный не отпустит вам ваши грехи». Эти слова о неосуждении, прежде всего, о том, что осуждение друг друга нам препятствует войти в Царство Небесное, быть со Христом, быть с Богом. И именно неосуждение вводит нас в Царство Небесное, соединяет нас со Христом. И в этом духе неосуждения, испросивши друг у друга прощения в Прощеное воскресенье перед Великим постом, мы и вошли в Великий пост и начали следовать путём, который лучше всего характеризуется молитвой св. Ефрема Сирина, которую мы так много-много раз повторяли не только ежедневно, но и ежечасно на первой седмице Великого поста. В этой молитве мы просили помощи Божией для того, чтобы не было в нас того плохого, чего так много в нас. Мы просим, умоляем Бога дать нам целомудрие, смиренномудрие, терпение и любовь, уменье видеть свои грехи и не осуждать брата своего. В первые дни первой седмицы Великого поста одни из нас слушали, другие читали покаянный канон Андрея Критского, который учил нас зреть свои грехи, надеясь на милость Божию, учил видеть свои грехи и не осуждать.

О силе неосуждении я хочу здесь сказать буквально два слова. Около нашего великого русского святого - Серафима Саровского жил простой монах Павел. Никакими особыми подвигами он не подвизался: ни покаянным, ни молитвенным, ни постом - ничто его не отличало от простых людей. Но когда умер Павел, Серафим Саровский, которому были открыты небесные тайны, сказал: «Вот, брат Павел - никакими подвигами не отличался от простых людей, а ведь вошёл в Царство Небесное только за одно то, что никогда, нигде, никого не осудил!» Церковь нас звала тогда, зовёт сейчас, и всегда будет звать именно в духе неосуждения жить и подвизаться всякими подвигами: и подвигом покаянным в посте, и всеми другими - в духе неосуждения!

Мы обращаем большое внимание на режим еды во время поста. Он имеет своё значение, но не нужно его преувеличивать. Не нужно думать, что картошка и постное масло вводят в Царство Небесное. Нет! Именно подвиг неосуждения людей, терпения - «Ей Господи, Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков. Аминь». Именно неосуждение...

Молитва Ефрема Сирина «Господи и Владыко живота моего» сопровождала нас всю первую седмицу. Именно она учила и научала нас, как жить и для чего жить, для того, чтобы быть со Христом, для того, чтобы быть с Богом. И мы так и старались жить на этой первой неделе Великого поста, творя эту молитву и имея её постоянно не только в памяти, но и в сердце, и на устах.

Прошла первая неделя Великого поста. Пришло первое воскресенье, мы его праздновали неделю назад. Оно было посвящено Церковью Торжеству Православия. Какому торжеству? В чём было это торжество? Конечно, в установлении иконопочитания, потому что именно это событие вспоминалось в первое воскресенье Великого поста. Но оно праздновалось нами совсем не как историческое событие, а как имеющее особый догматический смысл. Много-много лет верующие христиане не знали, как относиться к иконам и между ними шла борьба: «Нет - иконы не надо почитать. Как можно изображать Бога, Которого никто никогда не видел? Бог невидим, неизобразим, следовательно...»

Собрался VII Вселенский собор более 1000 лет тому назад и решил: Бог изобразим потому, что между первообразом и образом (икона - греческое слово, которое значит - образ) Божиим, между Богом и иконою есть живая, действительная, реальная связь. И поклоняясь иконе Божией, мы поклоняемся не дереву, не скульптуре какой-нибудь, не веществу, а Самому Богу, потому что связь эта такова, что некоторые свойства первообраза, в данном случае Самого Бога переходят на изображение, на икону, на образ.

Когда изображён на иконе святой, то изображена его святость, и между этим изображением и тем, что оно изображает, есть реальная, действительная, живая связь. Поэтому иконы есть место встречи человека с Богом, человека со святым, со святостью. Некоторые свойства изображаемого на иконе и Бога, и святого переданы этой иконе и эта святость становится свойственна самой иконе. Так что поклоняясь иконе и почитая её, мы почитаем эту святость и приобщаемся силе, которая имеется в ней, как свойству изображённого на ней святого или Самого Бога, или Божией Матери. Смысл Торжества Православия заключался в том, что открыта была новая истина православной веры.

И когда мы вступили во вторую седмицу Великого поста, мы уже шли новым путем. Каким же? Дело в том, что икона, изображающая Бога, образ Божий, возможна, как учили святые отцы, установившие иконопочитание, так как соединяется с некоторыми свойствами Божиими потому, что Сам Бог-Творец вписал в каждого человека Свой образ, Свою икону: каждый человек носит в себе образ Божий. И этот образ Божий - живой. И вот, вступив во вторую седмицу Великого поста, мы уже знали хорошо, что образ Божий в нас есть, и он имеет в себе свойства Самого Бога. И устремление поста, устремление всех наших подвигов - и покаянного, и молитвенного, просьб наших (мы умоляем Бога об одном, о другом) - есть устремление к раскрытию в нас образа Божия, вписанного в нашу природу, в наше естество рукою Самого Бога-Творца.

Легче стало дышать, лучше стало жить, чище мы становимся, видя, куда и зачем мы идём и о чём просим Бога. Так шла вторая неделя Великого поста и привела нас к сегодняшнему, второму его воскресенью.

Обыкновенно в каждый Великий пост второе воскресенье посвящается памяти великого святого православной церкви - святого Григория Паламы. Только в этом году память св. Григория Паламы Церковь перенесла на два воскресенья ещё потому, что сегодня память 40 мучеников. Но второе воскресенье Великого поста всегда ставит мысленный, духовный наш взор перед учением св. Григория Паламы об образе Божием в нас потому, что мы спрашиваем себя: «А что же такое этот образ Божий, вписанный Самим Богом в нас, в чём же он, каков он, что он такое?» А Григорий Палама именно на этот-то вопрос и отвечает. У него много сочинений - он много написал. Одно из самых больших и важных его творений - так называемый «Томас веры», в котором св. Григорий Палама говорит, что образ Божий в нас есть прежде всего Свет, и не какой-нибудь физический свет, а тот самый, которым был осиян на.Фаворской горе Господь Иисус Христос в час Своего дивного Преображения - Свет славы Божией. И образ Божий в человеке есть луч этой славы Божией.

Человек с образом Божиим в себе творит невероятное: он его затемняет, калечит, оскверняет... Это мы знаем, но может быть не все знают хорошо, что он всё-таки неуничтожим: уничтожить в себе образ Божий человек не может - по милости Божией к нам, он неуничтожим! И каждому из нас присущ этот Свет нерукотворный, присносущный, Свет славы Божией, явленный на горе Фаворской в час Преображения Господня. Вот в чём смысл учения об образе Божием в нас св. Григория Паламы, который учил об энергиях Божиих и об энергии, пребывающей всегда здесь, на земле. Эта энергия и есть неуничтожимый образ Божий в нас, обладающий силою энергии Божественной. Раз мы узнаём об этом, то эту следующую седмицу будем проходить ещё легче, чем шли до сих пор: вот что мы имеем в себе, вот что мы можем раскрыть!

Вернусь к св. Серафиму Саровскому. У него были ученики. Одним из них был Мотовилов. Однажды, когда он спросил: «Старче, отче! А что такое Царство Небесное? Слава Божия Царства Небесного?» Серафим Саровский сказал: «Я тебе это покажу». И показал: он сразу вошёл в сияние света необычайной красоты, и Мотовилов пережил совершенно то же, что пережили ученики Христовы у подножия горы Фаворской. Им стало так хорошо, вы помните это, что Пётр сказал: «Господи! Мы не хотим отсюда уходить! Нам так здесь хорошо! Давай останемся здесь, построим три кущи...» И когда Мотовилов увидел этот свет в Серафиме Саровском, явленный им, то ему тоже стало так хорошо! Это именно потому, что это - Божественный свет, это именно потому, что это отблеск, луч Божественной славы, явленной на Фаворской горе. Он нам присущ, дан каждому из нас в образе Божием, который вписан в каждого человека.

И будем идти этим путем, по которому нас ведёт молитва Ефрема Сирина: «Господи и Владыко живота моего...» Будем идти этим путём ещё увереннее обыкновенного на третьей седмице Великого поста, чем прежде. Потому что знаем, ЧТО в нас есть, ЧТО мы раскрываем в себе на путях настоящего, истинного покаяния.

Григорий Палама свой «Томос» начинает замечательными словами, взятыми у апостолов Петра и Павла. А именно: «Мы - причастники Божества» - говорит св. Григорий Палама. А апостол Пётр сказал даже больше: «Мы - причастники Божественного естества». Вот кто такой человек, вот что такое человек!..

Среди слушающих меня сейчас есть люди, занимающиеся мировой литературой, музыкой, искусством, и они лучше меня знают, конечно, как много самых больших умов человечества говорило о том, что смысл жизни заключается в том, чтобы человек нашёл самого себя. Великий северный писатель Ибсен как раз об этом говорил в одном из главных своих произведений (в Пер Гюнте) - Человек ищет самого себя. Он должен искать и должен найти самого себя. Герой этого огромного писателя, этого большого ума, стал героем и большого музыкального произведения, тоже северного классика, замечательного музыканта - Грига (напоминаю об этом для того, чтобы вам легче было ориентироваться).

А что значит найти самого себя? Это значит как раз найти, увидеть в себе причастность Божеству! Это как раз и значит увидеть, что ты причастник Божества, и свою жизнь построить так, чтобы была эта причастность осуществима. А осуществляется она тогда, когда идёт человек путём веры в Бога и веры в человека, которую проповедует Церковь. То есть тем путём, о котором говорит нам молитва святого Ефрема Сирина, эта причастность и раскрывается, этот образ осуществляется человеком. Церковь берёт за руку каждого из нас и по-матерински ведёт по тому самому пути, по которому непременно человек находит самого себя в самом высоком смысле слова - в глубине своего существа - свою причастность Божеству.

Конечно, Царство Божие существует объективно, вне нас. Но никогда не забывайте, что Христос сказал: «Царство Божие также внутри вас». Вот, чтобы раскрыть его в себе, нужно послушаться Церкви, нужно принять её руководство, отдать свои руки Матери-Церкви, и она непременно приведёт к счастью раскрытия всего самого лучшего, самого святого, что может быть: того, что есть причастность Божеству - «Мы причастники Божества!» говорит Палама. Аминь.

Rambler's Top100

Царские 10 рублей 1899 год
Онлайн-аукцион царских монет. Уникальные лоты и коллекции
скупкамонет.рф