Карта сайта

Из «Воспоминаний» В.В. Вейдле. Отрывок о церковном историке И.Д. Андрееве.

«…И все-таки никто с такой для меня самого неожиданной силой историка да и вообще ученого во мне не пробудил, как профессор Андреев, которого я даже имени-отчества не помню и курс которого по истории раннего христианства слушал я в первый же мой университетский год. Тут меня, правда, не лектор, а самый предмет захватил, но, конечно, не без помощи лектора, который был и компетентен, и сам — это чувствовалось — захвачен своим предметом. Помню, с каким рвением читал я книги (почти сплошь немецкие), рекомендованные им, Вельгаузена, Гарнака. Это была совершенно новая область знания, о которой я до тех пор никакого понятия не имел. С особой жадностью читал я вышедшую тогда (в 1912-ом году) вторым изданием книгу Вендланда «Эллинистическо-римская культура в ее отношениях к иудейству и христианству» прямо- таки впитывал ее в себя, глотал со всей библиографией, которую тотчас запоминал наизусть, с каждым подстрочным примечанием, полемическим замечанием. Что это такое, спрашивал сам себя, странная эта страсть? Как о страсти о ней и вспоминал. Не вывез из Петербурга выписанный мною весной 13-го года экземпляр. Купил через двадцать лет другой у парижского букиниста. Храню его точно память о первой любви. Перелистываю иногда, читаю некоторые главы. Еще недавно приходилось мне убеждаться, что помню точное заглавие, имя автора, место и год издания упомянутых там книг, которых вовсе не читал. — Теперь уж не приходится.»

Примечание

Иван Дмитриевич Андреев (21.06.1867—28.06.1927). Сын священника Орловской епархии Ливенского уезда. Окончил Московскую духовную академию, магистр богословия (диссертация «Константинопольские патриархи от времени Халкидонского собора до Фотия», изд. в 4 тт. - Сергиев Посад, 1895; 1904; 1906; 1907) (премия митр. Макария). Другие работы: «Основные элементы государственного строя Византии» (БВ, 1898). «Св. Тарасий, патриарх Константинопольский» (БВ, 1899). Профессор МДА, редактор «Богословского вестника». Редактор церковного отдела в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона. С 1907 г. по 1924 г. профессор истории церкви Петербургского университета. В 1910—1911 — проректор. Вейдле слушал его общий курс «История церкви» в 1912/13 и сдавал экзамен 3 сентября 1913 («весьма удовлетворительно»). В 1925-1927 гг. профессор Высших Богословских курсов в Ленинграде. Докторская диссертация «История догмы Восточной Церкви». См. И.Андреев. Голубинский Е.Е. 

 

Из вступительной статьи И. Доронченкова

Обращаясь к читателю своих воспоминаний, Владимир Васильевич Вейдле (1895—1979) писал, что его жизнь сложилась неожиданно благополучно Внебрачный ребенок служанки из остзейских земель, усыновленный вскоре после рождения семьей предпринимателя, он в 1916 окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета, осенью 1917 уехал в его новооткрытый пермский филиал, в 1921—1924 снова жил в Петрограде, преподавал историю средневекового искусства, участвовал в литературной жизни, посетил в 1922 Германию и наконец под предлогом научной командировки покинул Россию в 1924.

Парижская жизнь Вейдле, поначалу просто бедная, всегда отличалась материальной скромностью, однако редкую духовную полноту и интенсивность ей сообщила среда: эмигранты (В.Ф.Ходасевич, о. С.Булгаков, Г.П.Федотов и др.), французские литераторы и философы, а также богатейшие книгохранилища и музеи Европы. Имевшему склонность скорее к научному труду и университетскому преподаванию, Вейдле пришлось сделаться журналистом и «просветителем»: он выступал с лекциями в различных аудиториях, вел курс истории религиозного искусства в Богословском институте и много печатался как художественный и литературный критик. Необходимость зарабатывать пером (в 1920—1930-х — в русской и французской прессе, в 1950—1970-х, главным образом, на радио «Свобода») часто вела к тому, что один и тот же текст издавался несколько раз, порой под разными названиями, но никогда не приобретал при этом поверхностности, часто свойственной поденной журналистике. Практически все его сочинения — вплоть до газетных рецензий — отмечены цельностью взгляда и глубинной серьезностью, свидетельствующими не только о присущем ему мышлении ученого, но и о том, что мышлением этим руководил моральный закон.

Всю жизнь Вейдле занимал ряд взаимосвязанных вопросов — природа и смысл художественного творчества, культурная традиция в современном мире, Европа как целостный организм, место России в Европе. В начале 1930-х центральной стала проблема постепенной, но неуклонной внутренней мутации художественного творчества, которая с рубежа XVIII XIX веков охватила самые широкие его сферы. Свою концепцию современного состояния культуры, по-разному перекликающуюся с идеями П.Клоделя, Ж.Маритена Т.С.Элиота, Х.Ортеги-и-Гассета, Х.Зедльмайра, а среди русских мыслителей — Н.Бердяева, Г.Федотова, П.Муратова, Вейдле изложил в кииге, которую считал главным из своих осуществленных трудов — «Умирание искусства» (Париж, 1937).

В 1952 Вейдле завершил преподавание в Богословском институте и на пять лет стал штатным сотрудником (директором программ) мюнхенской радиостанции «Освобождение» (впоследствии «Свобода»), сотрудничество с которой продолжал до конца жизни. Несмотря на то, что работа в пропагандистском учреждении с очевидностью требовала политической ангажированности, взгляды Вейдле вряд ли могут быть буквально соотнесены с каким-либо идеологическим течением в русской эмиграции. Скорее, более отчетливо‚ проявлялся «негативный» аспект политической позиции Вейдле — он был безусловным противником советского режима, который означал для него не только попрание индивидуальных свобод, уничтожение миллионов людей, но также — не в последнюю очередь — изоляцию, насильственно противопоставившую Россию Европе и таким образом провинциализировавшую страну.

Оценивал опыт русской культуры начала двадцатого столетия, Вейдле видел ее важнейшее достижение в постепенном освобождении от самодостаточности: «...постоянное общение с Западом, открытость Западу содействовало установлению таких мерил, таких критериев оценки — все равно, западного или нашего духовного наследства, — которым был присущ общеевропейский характер, а не какой-нибудь местный (и потому провинциальный). Перестали рассуждать так: для нас, мол, и Глеб Успенский — большая величина, да и Шеллер-Михайлов — кое-кто, хотя, может быть, во Франции или Англии их бы крупными писателями и не признали. Стали рассуждать иначе: “Последний день Помпеи” Брюллова — картина знаменитая, но посредственная, никакого сравнения с Делакруа она выдержать не может, а вот “Троицу” Рублева можно сравнивать с чем угодно, а по общеевропейской мерке — или по мировой — она все равно будет гениальным произведением. Это одно уже было немалым достижением “Серебряного века”»…

 

В.Вейдле

ВОСПОМИНАНИЯ

Вступительная статья, публикация и комментарии И.Доронченкова

ДИАСПОРА: Новые материалы. II.

Альманах основан Владимиром Аллоем

Ответственный редактор

Олег Коростелев

Редактор

Татьяна Притыкина

МАТЕРИАЛЫ

Феникс

Санкт- Петербург

2001

Rambler's Top100
Производители посуды из нержавеющей стали
Сайт производителя электронной техники. Производитель офисной техники
salda.ru